Третья планета

Информационный портал

Культура Греции в IV в. до н. э.

Культура Греции в IV в. до н. э.

IV век оказался очень плодотворным периодом для развития культуры, особенно философии, истории, ораторского искусства. В это время были созданы две самые известные философские системы — Платона и Аристотеля. Платон (427-347 гг.) принадлежал к знаменитому аристократическому роду в Афинах. Его философская концепция оказалась тесно переплетенной с социально-политическими взглядами. В трактатах «Государство» и «Законы» Платон создал модель идеального полиса с тщательно разработанной сословной системой, строгим контролем верхушки общества над деятельностью низов. Основой верного построения государства он считал правильную трактовку понятия добродетели, справедливости, поэтому во главе полиса должны были находиться философы, люди, обладающие знанием.

Философско-этические взгляды Платона изложены в многочисленных диалогах, главное действующее лицо которых, как правило, его учитель Сократ. В дошедших до нас произведениях нет законченной философской системы, поэтому воззрения Платона на те или иные вопросы служили и продолжают служить предметом спора между исследователями. Наиболее известным и важным для последующей истории философии был его тезис о том, что реальный окружающий нас мир — лишь приблизительное отражение истинного мира идей, что идеи и понятия от природы присущи нашему сознанию, неотделимы от него. Образы (идеи), по мнению Платона, находятся вне времени и пространства, недоступны восприятию, но их может созерцать разум, который и связывает два мира, потусторонний и реальный.

Трудно назвать область знаний, которая не нашла бы отражения в сочинениях Платона: он занимался этикой, политикой, проблемами знания, искусством, религией. В основном благодаря диалогам Платона нам известны учения софистов и Сократа, важный и интересный этап в развитии мировой философии. В произведениях Платона немало и исторических сведений. Так, предметом самого пристального изучения стали диалоги «Тимей» и «Критий», в которых упоминается о загадочной Атлантиде.

В Греции у философа было много учеников, прошедших обучение в его школе, названной Академией. Среди них — известные философы Спевсипп, Ксенократ, Евдокс Книдский, Гераклид Понтийский. Особенно большие заслуги имела Академия в развитии математики и астрономии.

Огромное влияние оказал Платон на последующие периоды. Его принцип противопоставления чувственного мира миру идей с различными модификациями присутствует во многих учениях античности, средневековья, новой истории, нашего времени. Сильное воздействие Платона испытала не только европейская, но и арабская средневековая философия.

В системе Платона многое подвергалось критике и его современниками, и последующими поколениями. Вместе с тем платоновская философия — одна из немногих, выдержавших испытание временем и продолжающих быть источником знаний и объектом исследований. Достижения современной науки позволили увидеть в учении Платона ранее неизвестные аспекты. Новые открытия в лингвистике помогли по-иному взглянуть на диалог «Кратил», посвященный изучению взаимоотношений между вещью и ее наименованием. Есть мнение, что именно Платон разработал тот метод доказательств, который лег в основу современной математики, без него невозможно было бы возникновение науки нового времени как системного знания. Недавно физики обратили внимание на картину микромира у Платона и чрезвычайно высоко оценили его гениальные догадки, предвосхитившие открытия новейшего времени.

Не меньшей популярностью пользовалось учение Аристотеля (384-322 гг.), философа, имевшего давние и прочные связи с македонским двором. Отец его был там придворным врачом, а сам Аристотель провел при дворе Филиппа II восемь лет как воспитатель Александра Македонского. Ученик Платона, Аристотель занимался в Афинах научными исследованиями и преподаванием в гимнасии Ликее.

Аристотель вошел в историю прежде всего как ученый-энциклопедист. Его наследие — настоящий свод знаний, накопленных греческой наукой к IV в.: по некоторым сведениям, число написанных им работ приближалось к тысяче. Сочинения философа отличались строгостью и продуманностью композиции. Один из видных немецких филологов с огорчением констатировал, что муза не поцеловала Аристотеля; действительно, его стиль не так блестящ, как у Платона, но это искупается четкостью и ясностью изложения.

Аристотель в отличие от своего учителя полагал, что материальный мир первичен, а мир идей вторичен, что форма и содержание неотделимы друг от друга как две стороны одного явления. Учение о природе предстает в его трактатах прежде всего как учение о движении, и это одна из самых интересных и сильных сторон системы Аристотеля. Он считается выдающимся представителем диалектики, которая была для него методом получения истинных и достоверных знаний из знаний вероятных и правдоподобных.

Логические сочинения философа, объединенные под общим названием «Органон», содержат учение об истине и законах мышления. В средневековой Европе «Органон» был наиболее известным и читаемым его произведением, на его основе строилась вся средневековая схоластика.

Большой популярностью пользовались трактаты Аристотеля о животных, в которых впервые в античности исследованы условия зарождения и развития живых организмов, даны их описание и классификация.

Ученый выступал также в роли историка, педагога, теоретика красноречия, создателя этического и политического учения. Его перу принадлежат этические трактаты, в которых под добродетелью понимается разумное регулирование деятельности, середина между крайностями: мужество, например, располагалось между страхом и отчаянностью. Много внимания он уделял и поэзии, полагая, что она благотворно влияет на психику и важна для общественной жизни.

Аристотель написал более ста политий — произведений, в которых излагалась история греческих полисов и анализировалось их устройство. К сожалению, почти все они утрачены, сохранились лишь «Афинская полития». На основании политий был создан грандиозный обобщающий труд под названием «Политика», в котором исследуется природа полиса как государственной организации, дается понимание института рабства. «Политику» можно рассматривать как универсальный свод правовых, социальных, политических, экономических воззрений древних греков.

Учеников Аристотеля часто называли перипатетиками (от слова «перипатос», обозначавшего крытую галерею, в которой философ читал свои лекции). Среди перипатетиков было много прославленных физиков, математиков, биологов. На базе аристотелевских идей создал известную книгу о растениях Феофраст, который занимался и психологическими исследованиями. Географическими, философскими и историческими работами был известен другой последователь Аристотеля — Дикеарх.

Учение Аристотеля широко использовалось в европейской философии Представителями самых разных направлений. В средние века некоторые его положения легли в основу теологических теорий. На философов Возрождения оказали влияние совершенно иные стороны теории Аристотеля, нежели на средневековых схоластов, они много сделали для издания текстов философа, восстановления его учения в полном объеме. Тогда же было обращено внимание на оппозицию Платон — Аристотель, которая аллегорически представлена Рафаэлем на картине «Афинская школа».

Долгое время взгляды Аристотеля господствовали в естественнонаучном знании; положение изменила лишь научная революция XVII в., выдвинувшая принципиально новые идеи. Учение философа было объявлено тогда отсталым и регрессивным, однако новый виток в развитии науки показал, что оно подверглось слишком суровой критике, что, обращая внимание на слабые стороны мировоззрения, упустили из виду многие позитивные качества. В свете новых биологических открытий аристотелевская философия природы предстает достаточно актуальной в важной для современности.

В этот же период Антисфеном (450-360 гг.) и Диогеном Синопским (умер ок. 330-320 гг.) были заложены основы философского учения киников, расцвет которого приходится на более позднее время. Киники IV в. противопоставляли себя традиционным формам жизни и установлениям полиса, учили ограничивать потребности. Основы правильного поведения, по их мнению, следовало искать в жизни животных и на ранних этапах человеческого общества.

Исторический жанр был представлен прежде всего известным историком Ксенофонтом, уроженцем Афин (428-354 гг.). Он происходил из состоятельной семьи, получил прекрасное образование, учился у Сократа. Жизнь Ксенофонта полна превратностей: он покинул Афины после переворота 404 г., так как, очевидно, находился на стороне олигархов. Затем он сражался в Персии и вместе с 10 тыс. греческих наемников после долгого и тяжелого отступления, описанного им в «Анабасисе», вернулся в Грецию. Там вступил в ряды спартанского войска, за что был заочно приговорен афинским народным собранием к смерти и конфискации имущества. После заключения Анталкидова мира Ксенофонт жил в своем пелопоннесском имении, затем перебрался в Коринф. Когда отношения между Спартой и Афинами улучшились, смертный приговор ему был отменен, но на родину он так и не вернулся.

Ксенофонт известен проспартанскими и антидемократическими взглядами, его трактаты о спартанском царе Агесилае и лакедемонской конституции — настоящие панегирики доблести спартанцев, добродетелям их царей и преимуществам олигархии.

Основная историческая работа Ксенофонта, «Греческая история», хронологически продолжает труд Фукидида, охватывая период с конца Пелопоннесской войны до битвы при Мантинее, и служит одним из главных источников по истории IV в. История Ксенофонта написана в совершенно ином ключе, чем труд его предшественника. Она суше, в ней нет той продуманности концепции, широты взгляда на исторический процесс, тщательного анализа причин событий, которые так привлекают в Фукидиде. Главный недостаток сочинения Ксенофонта — сознательная необъективность: он перекраивает историю по своему вкусу, создавая в целом искаженную картину, ибо одни события попросту замалчивает, о других, достаточно важных, говорит мимоходом, третьи всячески раздувает.

«Греческая история» — яркий пример тенденциозного исторического произведения, когда автор подходит к материалу предвзято и выводы уже заранее определены его политической установкой. Материал группируется таким образом, чтобы подтвердить закономерность и обоснованность его позиции и оправдать действия одних государств, очернить политику других. Произведение Ксенофонта — это политическая история Эллады с точки зрения сторонника спартанских притязаний и амбиций.

Конечно для современного исследователя значение этого труда все же очень велико, поскольку он содержит хотя и нуждающийся в проверке, но все же необходимый материал, на основании которого можно реконструировать важный отрезок истории. Труд Ксенофонта представляет ценность и с другой точки зрения. Имеющиеся в нашем распоряжении данные в основном исходят из Афин, поэтому вольно или невольно, в большей или меньшей степени отражают афинскую точку зрения. Сочинение Ксенофонта позволяет познакомиться и с другой тенденцией, выраженной достаточно определенно. Описанные им события можно считать достоверными, часто историк использовал и личные наблюдения.

Ксенофонт известен также как автор трактатов о жизни и философии Сократа, военных мемуаров, произведений, посвященных экономике и организации хозяйства, этюда о тирании и специальных работ о кавалерии и охоте.

За стилем Ксенофонта признается много достоинств, он простой и ясный; в древности за писателем утвердилось прозвище «аттической музы» или «аттической пчелы». Часть его работ считается образцом классической прозы, недаром сейчас знакомство с древнегреческим языком начинается, как правило, с чтения «Анабасиса».

Кроме труда Ксенофонта, от исторических произведений IV в. дошли отрывки из «Оксиринхской истории» неизвестного автора, описывающие события 90-х годов. Название свое рукопись получила по месту находки — городу Оксиринху в Египте. Немногие сохранившиеся фрагменты не дают возможности получить представление о композиции работы в принципах ее построения. Можно определенно говорить лишь об очень подробном изложении событий и расхождении в описании фактов с Ксенофонтом. Отрывки из «Оксиринхской истории» имеют большое значение для освещения некоторых моментов в истории Эллады, особенно интересны сведения о возвышении Беотии и о борьбе политических группировок в полисах.

Работы других историков этого периода не сохранились, уцелели лишь немногие разрозненные отрывки; имена авторов и названия трудов дошли в передаче других писателей. Современником Ксенофонта был Ктесий, врач по профессии, живший долгое время в Персии. Из его исторических сочинений наиболее важными считались «История Персии» и «Описание Индии». Первое из них с удовольствием читалось и служило справочником для последующих историков, а к «Описанию Индии» сами древние относились скептически. На Лукиана этот труд производил впечатление произведения, написанного человеком, никогда в Индии не бывавшим и не слышавшим о ней ни одного правдивого рассказа.

Уцелели фрагменты труда сицилийского историка Филлиста, описавшего правление тиранов Дионисиев. В античности одни считали труд Филлиста довольно слабым подражанием Фукидиду, другие полагали, что автор не уступает знаменитому историку.

Представителями риторического направления в истории были Эфор и Феопомп. Для их сочинений характерны ярко выраженная тенденциозность и морализирующий тон. Эфор (405-330 гг.) известен как создатель «Всеобщей истории», от которой уцелели лишь фрагменты. Основой труда послужила история Эллады, однако много внимания уделено описаниям и других народов.

Современник Эфора Феопомп (родился в 378 г.) был автором «Истории Греции» и «Истории Филиппа Македонского», тоже не дошедших до нас. Объективность, очевидно, не относилась к числу его достоинств, так как современники единодушно констатировали склонность автора к злословию. Причины политики и отдельных поступков исторических деятелей Феопомп искал прежде всего в их характерах. Типичный для риторического направления произвольный подход к историческому материалу был унаследован представителями последующей, эллинистической историографии — Каллисфеном, Онесикритом, Клитархом.

Греция IV в. дала плеяду блестящих ораторов. Начало культивирования устного слова было положено софистами, которые, будучи сами выдающимися мастерами красноречия, обучали и других этому искусству. Они основали школы, где за плату каждый желающий мог узнать правила построения речи, надлежащей манеры ее произнесения, эффектной подачи материала. В Афинах, центре культурной жизни Эллады, все видные политические деятели были превосходными ораторами. Свободно владел словом Перикл; его речи, целенаправленные и убежденные, с точными и образными сравнениями производили на слушателей огромное впечатление.

Известны два основных типа речей — политические и судебные. Высшим достижением ораторского искусства признавались политические речи, а среди них наиболее важными считались совещательные, т. е. посвященные обсуждению конкретных вопросов, которые требовали принятия определенных мер. Источники показывают, что аттическими ораторами был поставлен и дискутировался вопрос о месте, занимаемом ими в государстве и назначении их выступлений. Большинство из них полагало, что назначение политических речей — приносить благо, а долг оратора как гражданина — обратить дар слова на пользу родному городу. Темой обсуждений были злободневные вопросы современности и более общие проблемы: основы внутренней и внешней политики, принципы межполисных отношений, отношение эллинов к негрекам.

Из представителей старшего поколения ораторов наибольшей известностью пользовались Антифонт, Андокид и Горгий, последний особенно прославился «Олимпийской речью», в которой убеждал эллинов обратить их военное искусство не против греческих городов, а против персидских варваров.

Выдающимся оратором был Исократ (436-338 гг.), его античные биографы насчитывали до 60 принадлежащих ему речей, до наших дней дошла лишь треть. Ораторская деятельность Исократа своеобразна; он никогда не выступал с трибуны, а только писал речи. Сам оратор объяснял это тем, что не обладает качествами, которые могут импонировать слушателям.

Произведения Исократа долгое время были предметом восхищения филологов, видевших в них эталон политического красноречия, но XIX и особенно XX века ввели его речи в оборот как исторический источник, в настоящее время они прочно заняли место среди наиболее важных документов по истории Эллады IV в. Большой интерес представляют произведения, в которых оратор развивает концепцию панэллинизма, говорит о принципах, на которых должны строиться взаимоотношения государств, касается вопросов социального и политического устройства Афин.

Много споров вызывает речь «Филипп», обращенная к македонскому царю, в которой тот приглашается на роль гегемона Эллады и организатора общегреческого похода на Восток. Одна группа исследователей на основании этой речи, учитывая участие оратора в промакедонской группировке, причисляет Исократа к предателям интересов полисного мира и расценивает его как идеолога македонской экспансии. В этом качестве он противопоставляется Демосфену, вдохновителю борьбы за свободу полисов. Другая группа полагает, что дело обстоит сложнее, чем кажется на первый взгляд, что Исократ не менее, чем Демосфен, был полисным патриотом, что предлагаемый им путь нужно рассматривать как один из вариантов сохранения полисной системы, попыткой отвлечь внимание македонского царя от Греции и увлечь его перспективой завоевания Востока.

Исократ руководил школой ораторов, из которой вышло много знаменитостей. Если его как политического деятеля и мыслителя оценивают по-разному, то литературные достоинства речей считаются бесспорными, музыкальность его прозаической речи признана совершенной. Исократу старались подражать все последующие ораторы Греции и Рима, он был провозглашен великим педагогом; его речи завоевали репутацию образца аттического красноречия.

Демосфен (384-322 гг.) также оставил о себе память как о выдающемся ораторе. Вынужденный судиться с опекунами из-за наследства, он рано приобрел навыки в составлении речей. Больших трудов стоила Демосфену борьба с физическими недостатками, мешавшими ему выступать с трибуны. Оратор принимал самое активное участие в политической жизни полиса, но лучше всего известна и более всего его прославила борьба с Македонией. Филиппики, речи, направленные против македонского царя Филиппа, поражали и восхищали слушателей и читателей высоким эмоциональным и патриотическим накалом. Дионисий Галикарнасский писал, что когда он берет в руки речи Демосфена, то воодушевляется и теряет самообладание: «… разные чувства влекут меня то туда, то сюда и сменяются во мне: я чувствую недоверие, беспокойство, страх, презрение, ненависть, сострадание, благожелательность, гнев, зависть — во мне сменяются все чувства, которые владеют человеческим сердцем…» (De Demosth., XXII). Фигура Демосфена переросла свою эпоху и уже многими поколениями воспринимается как символ стойкости убеждений и борьбы за свободу.

По своим политическим взглядам оратор — сторонник демократии, которая ассоциируется у него с независимостью. Его речи позволили исследователям воссоздать многие положения демократической теории: ее понимание государства, законов, социальных отношений, войн. Преданность Демосфена демократическому строю не исключала критического отношения к его недостаткам. Демосфен довольно резко указывает на пассивность граждан, не желающих сражаться за свои права, на рост аполитичности, неумение и нежелание действовать быстро и решительно, склонность к бесконечным словопрениям, — т. е. на все, что ослабляло позицию Афин и было на руку Македонии.

Свои речи оратор отделывал очень тщательно, накапливая и анализируя фактический материал, выбирая манеру его подачи. Стиль Демосфена ценился высоко.

Политическими соратниками Демосфена были Гиперид и Ликург. Гиперид (389-322 гг.), один из лучших аттических ораторов, принимал деятельное участие в антимакедонской борьбе: он произносил речи, обличающие Филиппа, давал деньги на снаряжение триер против него, принимал личное участие в сражениях. Кончина его была трагической. После поражения антимакедонского восстания в Афинах, он бежал, но попал в руки врагов, был казнен, а тело его брошено без права погребения. Критики полагали, что стиль Гиперида не только не уступает стилю Демосфена, но порой даже и лучше его. Ликург (390-325 гг.) интересовался не столько внешней, сколько внутренней политикой, управлял афинскими финансами. До нашего времени дошла лишь одна его речь. Как оратор он обладал, видимо, большой силой, логикой, способностью убеждения.

В числе противников Демосфена находились сторонники промакедонской группировки Эсхин и Динарх. Эсхин (397-322 гг.), разносторонне образованный человек, бывший не только талантливым оратором, но и актером, известен своими дискуссиями с Демосфеном. Уступая ему в политической полемике, Эсхин как оратор высоко ценился за эмоциональность речей. К концу жизни он отошел от политической деятельности и занялся преподаванием риторики на Родосе. О Динархе (родился в 396 г.), которого причисляли к десяти наиболее прославленным аттическим ораторам, биографических сведений меньше, чем о других. Приверженец Македонии, он приобрел печальную известность пасквилями против Демосфена.

Два оратора прославили себя не на политическом, а на судебном поприще. Лисий (459-380 гг.) был метеком, оказавшим много услуг афинской демократии. Живость изложения, хорошее знание законов, удивительное, по отзыву Дионисия Галикарнасского, изящество речи обеспечивали ему в судебных разбирательствах неизменные победы. Если верить традиции, то из 233 речей Лисия успеха не имели только 2. Исей (420-350 гг.) — единственный из известных афинских ораторов чуждался политической деятельности и предпочитал заниматься судебными делами. Все его сохранившиеся речи касаются вопросов наследства. У современников он пользовался неважной репутацией: о нем сложилось мнение как о мошеннике с хорошо подвешенным языком, добивающемся успеха любой ценой.

Долгая и частая практика выступлений, появление блестящих и прославленных ораторов не могли пройти бесследно для теоретической мысли. В IV в. появилось фундаментальное исследование, посвященное красноречию,- «Риторика» Аристотеля. В ней дан настолько интересный и глубокий анализ искусства убеждения, что много столетий спустя, в наши дни, специалисты по пропаганде находят там идеи, считавшиеся достижениями только нового времени.

В произведениях различных жанров нашли свое отражение проблемы, которые, видимо, следует считать определяющими для идеологии IV в. В центре внимания политической мысли Эллады был прежде всего сам полис. С одной стороны, к данному периоду уже было накоплено много наблюдений над разными формами правления, над отличительными чертами греческих государств по сравнению с другими. С другой — неустойчивая обстановка в полисах побуждала тщательно анализировать их структуру, искать причину сложившейся ситуации в отклонении от правильного образа жизни.

Одни и те же обстоятельства способствовали обращению идеологов к изучению организации полиса, но шли они разными путями и приходили к разным выводам. Платон в «Государстве» полагал, что полис находится на грани катастрофы из-за распущенности демократии, которая нарушает установленный порядок, допуская к управлению городом людей, по природе своей неспособных управлять. Выход он видел в воссоздании основ, изначально присущих полису как типу государства. Они образуют иерархическую систему, в которой четко разграничены сферы деятельности трех государственных сословий: правителей-философов, воинов и земледельцев. Каждый занимается своим делом, а государство все регламентирует и все контролирует.

Если Платон пошел по пути создания условно-образцового полиса, во многом противостоящего полису реальному, то Аристотель в «Политике» выступал за сохранение основ существующего порядка. У него тоже был проект идеального государственного устройства, но менее абстрактного и более приближенного к жизни. Он приходил к выводу, что полис — наивысшая форма человеческого объединения, а цель людей, живущих в нем, — достижение блага. Основной ячейкой общества признавалась семья, в то время как Платон полагал, что ее следует упразднить, а детей сделать общими.

В своих рассуждениях Аристотель отталкивается от природы: как естественна семья, так естественно и рабство, ибо самой природой предназначено, чтобы одни повелевали, а другие повиновались. Внимательно рассмотрев существующие варианты полиса, философ находит три правильные формы правления (монархия, аристократия и полития) и три неправильные (деспотия, или тирания, олигархия и демократия), дает подробную характеристику каждой, а критерием оценки избирает их приближенность к благу.

Исократ в речи «Ареопагитик» также создал проект идеального полиса, якобы существовавшего когда-то в Афинах. Он проводит мысль о том, что основой жизнеспособности государства служит правильное соотношение социальных слоев в сфере управления. Описывая экономические и социальные бедствия, возникшие в Афинах из-за неправильного руководства, он настаивает, чтобы каждая категория населения занималась только своим делом. Главным условием благополучия полиса оратор считает единодушие его граждан.

Во всех проектах «правильного полиса» особое внимание уделялось социальному и экономическому факторам. Недаром Платон и Аристотель так подробно останавливаются на проблеме частной собственности, а Исократ озабочен охраной имущества и жизни состоятельных людей. И единовластная форма правления, нашедшая в теории так много сторонников, привлекала в основном возможностью твердой рукой установить в полисе социальное равновесие.

Создание идеального полиса было тесно связано с проблемой воспитания, так как предполагалось, что благополучие государства зависит от того, как воспитаны его граждане. Платон придавал этому столь большое значение, что предлагал по достижении определенного возраста отбирать у родителей детей и воспитывать их государством. У Аристотеля деятельность семьи и воспитание детей контролировались особыми государственными надзирателями. Исократ подчеркивал, что воспитание должно быть сословным, и уделял ему так много внимания, что долгое время «Ареопагитик» считался произведением, посвященным исключительно проблемам морали и воспитания. Картину образцового воспитания и соответственной организации государства нарисовал Ксенофонт в утопическом романе «Киропедия», посвященном жизнеописанию реальной исторической личности, персидского царя Кира, но имевшем очень мало общего с действительностью.

В данный период, видимо, большой популярностью пользовалась утопия. Все проекты «правильного полиса» носили явно утопический характер. Были широко распространены представления об обществах, построенных по принципу уравнительности, о золотом веке, об удивительных странах, где у людей все в изобилии. Платон упоминает об Атлантиде, месте сосредоточения земных благ и счастья. Аристотель сообщает о проекте Фалея Халкедонского, мечтавшего о государстве, граждане которого обладали бы равной земельной собственностью. В IV в., несмотря на резко отрицательное отношение к варварам, зародилось представление о существовании неких примитивных племен с господствующими патриархальными устоями, живущих в безмятежной гармонии. Особенно популярны эти идеи были в последующее время, в эпоху эллинизма.

Отголоски подобных теорий и мечтаний о золотом веке дошли до нас и через посредство Аристофана, остроумно и безжалостно издевавшегося над ними. В «Птицах» (414 г.) речь идет об основанном пернатыми городе Тучекукуевске, обитатели которого, монополизировав пространство между небом и землей, предъявив ультиматумы одновременно богам и людям, собираются вести счастливую и беззаботную жизнь. Пьеса «Женщины в народном собрании» (392 г.) рассказывает о полисе, в котором проведены уравнительные реформы. Женщины, недовольные тем, как мужчины управляют государством, взяли власть в свои руки, отменили частную собственность, упразднили брак и семью, что привело к множеству недоразумений.

Острое недовольство своим временем, отход от традиционных полисных идеалов побуждали идеологов IV в. часто обращаться к истории. Именно в это время значительно возрос интерес к прошлому отдельных полисов и Эллады в целом. При неустойчивом настоящем прошлое стало восприниматься как эталон стабильности. Апелляция к историческим фактам могла служить также обоснованием тех или иных политических акций. История полисов исследовалась с точки зрения эволюции в них государственного строя, времени определения его «порчи» и причин, способствовавших этому. Так подходит к истории Афин Аристотель в «Афинской политии». Отклонение от конституции предков видит в современных ему Афинах Исократ и полагает, что долг сограждан — восстановить прежние порядки, при которых город процветал и благоденствовал.

Идеализированное представление о прошлом было использовано как оружие в политической борьбе: олигархи обвинили демократов в искажении отеческого строя и вели борьбу с ними под девизом его реконструкции. Объектом ожесточенных споров стали основатели афинского государства Солон и Клисфен. Каждая из враждующих группировок стремилась доказать, что следует их заветам, в результате оба они приобрели черты легендарных героев и из реальных исторических деятелей превратились в идеальных государственных мужей.

Для греческой историографии IV в. характерны две основные черты: первая — трактовка истории как политического предмета, ее использование для интерпретации настоящего; вторая — убежденность в том, что историк — не просто хроникер, описывающий события, а политический наставник, который может и должен влиять на общественную жизнь.

Все политические ораторы подчиняли свои исторические экскурсы определенным тенденциям. Например, они использовали факты ранней истории Афин, часто обращались к греко-персидским войнам с целью обосновать право Афин на гегемонию в греческом мире. Мифология и история предоставляли в их распоряжение богатый материал. Подобная практика, видно, породила высказывание одного из них о том, что историю следует рассматривать как общее наследство, которым можно воспользоваться в подходящей ситуации.

Политических теоретиков интересовали также принципы межполисных отношений в Элладе. Образование коалиций, столкновения между ними, распад прежних союзов и организация новых привели к тому, что стали анализироваться причины неустойчивости альянсов и оптимальные условия их построения. Были выделены два основных варианта доминирования полисов в Греции — господство и гегемония. Под господством, которое всячески порицалось, чаще всего подразумевалось подавление сильным полисом более слабых. Гегемония же, первенство, основанное на уважении автономии полисов, признавалась справедливой и достойной подражания. Как уже было сказано, суровому осуждению подверглись междоусобные войны.

Расцвет идеи панэллинизма в IV в. обычно связывают с Исократом. Но если понимать термин «панэллинизм» более широко, не как единство греков перед лицом Персии, а единство вообще, то необходимо упомянуть и о Демосфене. Оратор постоянно указывал на разобщенность полисов перед Македонией, их общим врагом, на те необратимые последствия, к которым она может привести. Ссылаясь на историческую и культурную общность греков, он призывал к объединению и забвению раздоров.

Те изменения, которые произошли в обществе IV в., нашли отражение в его культуре. В этот период ораторское искусство, философия, исторические сочинения заняли ведущее место в литературе, явно вытеснив другие жанры — драму и лирику. Хотя театры по-прежнему процветали, даже строились новые, и зрители охотно посещали их, вкусы существенно изменились. Нравственные основы бытия, острые политические и социальные конфликты, проблемы добра и зла в частной и государственной сферах все меньше привлекали внимание. Интересы людей значительно сузились, сосредоточились на частной жизни.

Утратила свою популярность трагедия, зато процветала комедия. К этому времени относятся две пьесы Аристофана — «Женщины в народном собрании» и «Плутос», но зенит творчества драматурга относится к предшествующему периоду. После Аристофана смех перестал быть обличительным, утратил политическую злободневность. Место «древней» комедии заняла «средняя», развлекающая публику обыгрыванием незначительных событий повседневности. До нашего времени не дошли произведения такого рода, известны лишь имена их авторов (Алексид, Анаксандид, Антифан, Евбул) и названия пьес.

Явный спад наблюдается и в лирике. Если VI и V века поражают удивительным разнообразием талантливых поэтов и поэтических школ, то IV век дал только одного знаменитого лирика — Тимофея Милетского, от поэтического наследия которого сохранились лишь отрывки. Он пользовался в Элладе большой популярностью, с похвалой упоминался Платоном и Аристотелем.

Аналогичные процессы протекали и в искусстве. IV век обычно рассматривается как время поздней классики, период перехода к искусству эллинизма.

Показательно, что после Пелопоннесской войны не только сократилось монументальное строительство, но и переместились его центры: вместо Аттики ими стали Пелопоннес и Малая Азия. Павсаний, оставивший описание наиболее известных памятников Греции, самым красивым сооружением Пелопоннеса считал храм Афины Алеи в Тегее, заменивший старый, сгоревший в 394 г. Он был построен и украшен знаменитым мастером Скопасом. Интерес современников вызывала планировка Мегалополя, города, построенного аркадянами как центр Аркадского союза.

Зодчество стало приобретать несколько иной характер: если раньше в нем ведущую роль играли храмовые сооружения, то теперь больше внимания стало уделяться гражданской архитектуре — театрам, помещениям для собраний, палестрам, гимнасиям. Новые тенденции в архитектуре выразились и в стремлении создать общеэллинский стиль — койнэ; здесь происходила та же унификация, что и в языке. К выдающимся архитекторам этого времени относились Филон, Скопас, Поликлет Младший, Пифей.

Подъем переживала архитектура малых форм, имеющая много общего со скульптурой. Ее типичным образцом может служить памятник руководителя хора Лисикрата, сооруженный им в Афинах после победы на состязаниях 335 г. Воздвигались такие сооружения обычно на частные средства.

Популярность в IV в. культа Асклепия, бога врачевания, привела к постройке в Эпидавре (60-30-е годы) замечательного архитектурного ансамбля, включающего в себя храм, стадион, гимнасий, дом для приезжающих, театр и фолос, или фимелу (концертный зал). Театр, созданный Поликлетом Младшим с учетом рельефа местности и ландшафта, обладал великолепной акустикой и заслужил в античности славу прекраснейшего. Весь эпидаврский ансамбль отличался строгой продуманностью, позволившей создать условия, успокаивающе действующие на больных людей, порождающие чувство покоя.

Новые требования стали предъявляться к скульптуре. Если в предшествующий период считалось необходимым создать абстрактное воплощение определенных физических и душевных качеств, усредненный образ, то теперь ваятели проявляли внимание к конкретному человеку, его индивидуальности. Наибольших успехов в этом достигли Скопас, Пракситель, Лисипп, Тимофей, Бриаксид.

Шел поиск средств для передачи оттенков движения души, настроения. Здесь можно выделить два направления. Одно из них представлено Скопасом, уроженцем о. Пароса, произведения которого поражали современников драматизмом и воплощением сложнейшей гаммы человеческих чувств. Разрушая прежний идеал, гармонию целого, Скопас предпочитал изображать людей и богов в моменты аффекта. Его «Менада», исступленно танцующая спутница Диониса,- шедевр античного и мирового искусства,- была неоднократно воспета поэтами. Особенно известна эпиграмма Главка (I в. до н. э.):

Камень паросский — вакханка, но камню дал душу ваятель,
И, как хмельная, вскочив, ринулась в пляску она.
Эту фиаду создав, в исступленье, с убитой козою,
Боготворящим резцом чудо ты сделал, Скопас

Пер. Л. Блуменау.

Другое, лирическое направление отразил в своем искусстве Пракситель, младший современник Скопаса. Статуи его работы отличались гармонией и поэтичностью, утонченностью настроения. По свидетельству знатока и ценителя прекрасного Плиния Старшего, особой популярностью пользовалась «Афродита Книдская». Чтобы полюбоваться этой статуей, многие предпринимали путешествие на Книд. Книдяне отвергали все предложения купить ее, даже ценой кассации их огромных долгов. Красота и одухотворенность человека воплощены Праксителем также в фигурах Артемиды и Гермеса с Дионисом.

Стремление показать многообразие характеров было характерно для Лисиппа. Плиний Старший полагал, что главная, наиболее удачная работа мастера-статуя Апоксиомена, атлета со стригилем (скребком). Резцу Лисиппа принадлежали также «Эрот с луком», «Геракл, борющийся со львом». Впоследствии скульптор стал придворным художником Александра Македонского и изваял несколько его портретов.

Имя афинянина Леохара связано с двумя хрестоматийными произведениями: «Аполлоном Бельведерским» и «Ганимедом, похищаемым орлом». Изысканность и эффектность Аполлона приводили в восхищение художников Возрождения, считавших его эталоном классического стиля. Их мнение потом было подкреплено авторитетом теоретика неоклассицизма И. Винкельманом. Однако в XX в. искусствоведы перестали разделять восторги своих предшественников, находя у Леохара такие недостатки, как театральность и вылощенность.

О живописи IV в. можно судить в основном по сведениям, сохранившимся у античных авторов. Судя по ним, она достигла высокого уровня не только на практике, но и в теории. Были широко известны картины основателя сикионской школы Евмолпа, ученик которого, Памфил, создал трактат о художественном мастерстве.

Тенденции Скопаса были близки художнику Аристиду Старшему, одна из картин которого изображала умирающую на поле битвы мать, к груди которой тянется ребенок. Произведение Никия «Персей и Андромеда» скопировано на одной из фресок в Помпеях. Этого художника высоко ценил Пракситель, доверяя ему тонирование своих мраморных статуй.

В IV в. достигло расцвета искусство малых форм, отмеченное грацией и изяществом. Оно прославлено терракотами мастеров Танагры. Вазовая живопись, напротив, вступила в полосу упадка: чересчур усложнились композиции, возросла пышность декора, появилась небрежность в рисунке.

В целом искусство данного периода расценивается исследователями как время принципиальных сдвигов, интенсивных поисков, зарождения тенденций, получивших свое завершение в эпоху эллинизма.